strah-1024x527

Виталик наконец заставил себя оторваться от монитора. Глаза, несколько часов подряд напряжённо отслеживавшие на экране движение виртуальных гусеничных машин, с трудом привыкали к реальности. Виталик закрыл окно игры World of Tanks и откинулся на спинку стула. Разноцветные пятна продолжали плавать перед глазами, но постепенно их становилось всё меньше и он уже вполне различал сложенные в углу рулоны обоев, нераспакованные коробки с вещами и хаотически расставленную мебель. Они только три дня как переехали в эту новую, купленную ценой невероятной экономии и ударной работы от зари до зари квартиру из съёмной полугостинки. Большая часть вещей всё ещё лежала в сумках и коробках, но компьютер Виталик распаковал в первый же день, воткнул провод в сетевую карту и залип в любимую игру, от которой — о Боже! — был оторван на целые сутки. Благо, со вчерашнего дня он в отпуске, может себе позволить… Правда, на горизонте маячил ремонт, но это пока подождёт.

Который уже час? Виталик поглядел на экран мобильника. Полпятого. Скоро вернётся с работы Оксана…

Ах чёрт, опять забыл!

Виталик тоскливо посмотрел на чернеющий на тумбочке телевизор. Тарелку установили ещё позавчера, нужно было только присоединить к ней провод. Который тоже был уже выведен на крышу. Вчера Виталик из-за своих «танков» этого не сделал, за что получил вечером нагоняй. Сегодня вот опять.

Впрочем, время ещё есть. На улице светло допоздна, потому что лето. А работы там на пятнадцать-двадцать минут с перекуром.

Виталик накинул мастерку, взял отвёртку, плоскогубцы, сунул в карман пачку сигарет. Вроде бы всё. Больше ему ничего не понадобится.

Он вышел на площадку, запер за собой дверь. Дом пятиэтажный, квартира на четвёртом этаже, так что далеко идти не надо. Вот и люк, как всегда, на распашку. Надо бы прикупить замок, подумал Виталик, взбираясь по сваренной из обрезков труб лестнице. А то ещё бомжи антенну сопрут.

На крыше со всеми делами он справился минут за десять. Отложил инструменты, присел возле ограждения, закурил. Внизу, во дворе раздавались детские голоса. С другой стороны дома, по невидимой отсюда улице часто проносились машины. Ленивые, жирные голуби топтались по краю крыши, и, утробно урча, внимательно рассматривали что-то внизу. Выбирали, наверное, цель, чтобы нагадить.

Виталик докурил, потушил окурок о шифер и бросил его вниз. Запоздало подумал, что прямо под ним выход из подъезда и там, на скамейке наверняка сидят местные бабки. Ну да и хрен с ними.

Он поднялся и тут же резко присел. Стая голубей внезапно сорвалась с места и, почти задевая крыльями его голову, унеслась куда-то в даль.

— Твари! — выругался Виталик, глядя вслед улетающим птицам.

Вернувшись к люку, Виталик с удивлением обнаружил, что он закрыт. Что за ерунда? Подёргал крышку. Чёрт, заперто! Но как же так? Там же даже петель для замка не было! Похоже, кто-то просто сунул палку в ручку с той стороны. Но зачем? Пошутить захотелось? Хороши шуточки! Тем более, что выход на чердак всего один, в этом, среднем подъезде. В двух крайних люков нет.

— Эй! — крикнул Виталик. — Есть там кто-нибудь?

Тишина.

Покричать бабкам внизу? Ну уж нет, с ними только свяжись.

Виталик вспомнил о пожарной лестнице в торце дома и обречённо потопал туда. Лестница, хоть и была покрыта вековым слоем ржавчины, выглядела вполне надёжно. Отчаянно матерясь и проклиная неизвестного шутника, Виталик стал осторожно спускаться вниз.

Лестница, как и положено, закончилась на уровне второго этажа. Виталик повис на руках и спрыгнул вниз, прямо в засаженную какими-то фиолетовыми цветочками клумбу. Хорошо хоть бабки не видят, а то тут же подняли бы хай.

Обойдя дом, Виталик направился к подъезду. На скамейке, как ни странно, никого не было.

Едва оказавшись в полутёмном подъезде, Виталик услышал звук капающей воды и одновременно вступил в лужу. Когда глаза привыкли к свету, он увидел, что по ступенькам тонкими струйками стекает вода, а посредине потолка набухает огромная капля.

— Опять затопили, — откуда-то сверху послышалось ворчание. — Алкаши проклятые!

Тут же возникла спускающаяся по лестнице пожилая женщина в халате и тапках. Виталик её не знал, но она обратилась к нему как к давно знакомому:

— Вот скажи куда теперь жаловаться?

— В ЖЭК, наверное, — растерянно ответил Виталик и заспешил вверх по ступенькам. Ему в голову внезапно пришла мысль, что это он забыл перекрыть кран и из раскрученного смесителя льётся вода, заливая весь подъезд.

Но вода текла откуда-то сверху, с пятого этажа. Виталик подумал, что как-то быстро всё произошло — когда полчаса назад он выходил из дому, никакой воды и в помине не было.

— Хоть бы нас не затопило! — пробормотал он, сунув ключ в замок.

Замок не открывался.

— Да что ж это такое! — воскликнул Виталик и сердито пнул ногой дверь.

Он попробовал ещё раз. Ключ входил в скважину, но не поворачивался. Ни вперёд ни назад. Виталик подёргал дверь, потоптался на месте. Может, с ключом что-то? Ну ладно, скоро придёт Оксана, у неё второй ключ… Который час? Виталик пошарил по карманам. Телефон, разумеется, остался дома, на столе. Часов пять, наверное. Можно посидеть на лавочке полчаса. А если замок сломался? Тогда дверь ломать. А она железная.

Занятый этими мыслями, Виталик вышел на улицу. На скамейке по-прежнему было пусто. Наверное, из-за потопа, подумал Виталик. Хорошо что мы ещё ремонт не начинали. Если и зальёт, то не так страшно.

Он сел на скамейку. Закурил. Пивка бы сейчас. Но денег тоже нет. Кто ж на крышу с полными карманами денег ходит?

Виталик посмотрел вверх. Нет, карабкаться в окно на четвёртом этаже плохая идея.

Он посидел немного, понаблюдал за дерущимися воробьями. Время шло, а Оксаны всё не было.

— Который час? — окликнул он проходившего мимо мужчину.

— Полвосьмого, — не останавливаясь, бросил тот и скрылся в подъезде.

Ничего себе! Виталик поднялся. Надо бы позвонить. Вон какие-то тётки у соседнего подъезда, можно у них телефон попросить.

Виталик подошёл и вежливо поинтересовался насчёт возможности воспользоваться мобильником. Взял протянутую женщиной старую видавшую виды «нокию», по памяти набрал номер.

Абонент временно недоступен… Что за ерунда? Набрал ещё раз. И ещё. То же самое.

— Где ж она ходит-то?! — выдохнул он и в ответ на вопросительные взгляды женщин, пояснил: — Да дверь захлопнулась, а жена до сих пор с работы не пришла. И телефон выключен… Я ещё наберу, ладно?

Оксана, конечно, могла зайти по пути к подруге, но её телефона Виталик не помнил. Он вообще ничьих телефонов не помнил, кроме Оксаниного. Всегда набирал номера из телефонной книжки.

Он ещё раз набрал Оксану с тем же результатом.

Отдав бесполезный телефон хозяйке и поблагодарив, Виталик вернулся на лавочку.

Что делать? Мысли в голове путались.

— Который час, не подскажете? — обратился он к вышедшей из подъезда женщине.

— Без пяти девять.

Виталик встал. Вошёл в подъезд. Вода капать перестала, но ступеньки были мокрыми, а у самого входа, перед порогом образовалась огромная лужа. Перепрыгнув через лужу, Виталик снова поднялся к двери квартиры. Ничего не изменилось — замок всё так же не поддавался.

А если Оксана осталась ночевать у подружки? А дозвониться она тоже не может, потому что телефон Виталика в квартире. Можно, конечно, поехать туда. Но это другой конец города, на маршрутках с пересадкой минут сорок. А Виталик мало того что без денег, так ещё и в тапочках на босу ногу, в спортивных штанах и дырявой мастерке.

Спасительная мысль пришла сама собой. Можно вернуться на съёмную квартиру, где осталась ещё часть вещей, благо ключ от неё на той же связке, что и остальные, а идти всего минут пятнадцать. Переночевать там, а завтра с утра заняться решением проблем. Только надо записку оставить на случай, если Оксана всё-таки вернётся.

Виталик позвонил в дверь квартиры напротив. Открыла женщина.

— Вы извините, я ваш сосед, у меня тут дверь захлопнулась… Можно у вас ручку и листок бумаги попросить?

Нацарапав пару строк, Виталик сунул записку в дверь, вернул ручку соседке и потопал вниз.

Спал он плохо, ворочался. Может из-за того, что всё постельное они уже увезли и спать пришлось на голом матрасе без подушек и одеяла. В пакетах Виталик утром отыскал кое-какие свои вещи, переоделся и пошёл назад разбираться со злополучным замком.

Уже подходя к дому, он почувствовал, что что-то не так. Как будто что-то неуловимо изменилось. Виталик остановился, огляделся. Да нет, вроде бы всё как было, только… Вот вроде там, на углу соседнего дома вчера стояли мусорные баки. А теперь их нет. И вход в какой-то магазинчик в подвале, который, наверное, раньше эти баки закрывали. И ещё что-то… Как будто качели на детской площадке другого цвета… Может, показалось?

Виталик даже подумал, что свернул не в тот двор — мало ли, район-то незнакомый ещё. Но название квартала и кем-то аккуратно выведенная коричневой краской цифра девять на кирпичной стене сомнений не вызывали — дом тот же.

— Мерещится фигня всякая, — пробормотал Виталик и вошёл в подъезд.

На ступеньках было сухо. На потолке никаких потёков. Странно.

Виталик поднялся на четвёртый этаж, подошёл к двери и обомлел. Дверь была другая. Не та серая, металлическая, а совсем другая, обтянутая зелёным дермантином.

— Твою мать… — оторопело пялясь на неё, выдал Виталик.

Он достал из кармана ключ, посмотрел на него, потом на замок. Замок был совершенно другой.

Виталик снова подумал, что ошибся и зашёл не туда. Он выбежал на улицу, обошёл вокруг дома. Да нет, вроде бы всё на месте. И пожарная лестница, по которой он вчера спускался, и скамейки перед подъездом, и ларёк за поворотом. Только вот магазин…

Виталик спустился в подвальчик. Магазин как магазин. Таких полно внутри кварталов. Маленькое, тесное помещение, на полках хлеб, сигареты, выпивка, какие-то давно состарившиеся пирожные и болезненного вида сосиски без названия.

— А вы недавно открылись, да? — рассеянно спросил он.

— Я тут шесть лет работаю, — фыркнула девица за прилавком.

— Аааа, ну извините… Мы просто три дня назад переехали…

Виталик вышел на улицу. И тут новая мысль обожгла его. Аферисты! Он о таких случаях слышал не раз. Продают квартиру по поддельным документам, выбирают момент, когда хозяев нет дома, меняют замки и всё, баста, карапузики! Было ваше — стало наше!

Что делать? Бежать в милицию? А с чем туда бежать, если все документы остались в квартире?

Виталик стремительно взбежал по лестнице и остановился возле зелёной двери. Постоял с минуту, переводя дух. Номер на двери тот же самый, подъезд тот же самый, а дверь другая.

Он позвонил в квартиру напротив, где вчера брал бумагу и ручку. Никто не открыл. Виталик направился к следующей двери. После третьего звонка на пороге появился заспанный пожилой мужчина в очках.

— Вам кого? — смерив Виталика подозрительным взглядом, спросил он.

— Я это… сосед… — запинаясь, заговорил Виталик. — Ваш сосед… Скажите… А дверь вон ту давно сменили?

Мужчина посмотрел на зелёную дверь, на которую указывал Виталик, снова на Виталика, потом снова на дверь.

— Молодой человек, — серьёзно сказал он, — эта дверь стоит здесь давно. Очень давно.

— Как давно? Не может быть!

— Много лет.

— А… но как?… — ошалело оглядываясь, пробормотал Виталик. — Но вчера…

— Молодой человек, в этой квартире давно никто не живёт, — глядя поверх очков, сказал мужчина. — Вы вообще откуда? Вы с пятого этажа? Там недавно новые жильцы въехали.

— Я? Да… — растерянно ответил Виталик и попросил: — Можно телефон позвонить?

Мужчина молча закрыл дверь на цепочку, ушёл и вернулся с мобильником в руках.

— Надеюсь, вы не имеете намерения убежать с ним? — спросил он.

— Нет, что вы… — трясущимися руками набирая номер, сказал Виталик.

«Номер не обслуживается», — раздался в трубке равнодушный голос.

— Как не обслуживается? — почти что закричал Виталик.

— Знаете что, идите-ка домой, молодой человек! — сказал мужчина, забирая у него телефон. — Вы, наверное, не выспались. Вам отдохнуть надо.

— Да, пожалуй… — пробормотал Виталик и медленно пошёл вниз.

Пока он шёл, новая мысль пришла в голову. Надо ехать на работу к Оксане. Денег, правда, нет на проезд, но можно и пешком дойти. Это минут сорок, если быстрым шагом.

Вскоре он уже поднимался на третий этаж бизнес-центра. Знакомый длинный коридор, обшитый пластиковой вагонкой… Поворот… Ещё поворот… Вот стеклянные двери… Странно, какая-то новая вывеска… Когда это они успели ребрендинг сделать?

Виталик ворвался в офис и остановился на пороге. С разных концов большой комнаты на него смотрели совершенно незнакомые люди.

— Вы по какому вопросу?

— Я? — Виталик почувствовал себя нехорошо. — Мне Оксана нужна…

— Оксана! — крикнула девушка, сидевшая за ближайшим к входу столом.

Из соседней комнаты вышла женщина средних лет в деловом костюме.

— Что такое? — спросила она.

— Это к тебе!

Женщина вопросительно посмотрела на Виталика.

— Простите… — пятясь, забормотал он. — Простите, я, наверное, ошибся…

Пулей выскочив на улицу, Виталик огляделся по сторонам.

— Девушка! Девушка! — закричал он. — Пожалуйста, дайте телефон позвонить!

Он снова набрал знакомые цифры. «Вы набрали несуществующий номер», — ответил голос.

Виталик вернул телефон и рассеянно побрёл по улице. В голове шумело. Он вспомнил, что со вчерашнего вечера ничего не ел.

— Да что же это происходит?! — воскликнул он громко, так, что от него шарахнулись прохожие.

Надо пойти на работу, занять денег, подумал Виталик. Он даже зашагал было в нужном направлении, но потом передумал. К чёрту всё это! Надо просто вернуться и взломать эту чёртову дверь! Сейчас он пойдёт на съёмную квартиру, там были какие-то инструменты вроде фомки, молотка и зубила…

Виталик решительно двинулся по знакомой улице, свернул в квартал… и остановился. Он не узнавал место. Вроде бы дома такие же точно, но расположены по другому. А дальше… Дальше вместо панельных «хрущёвок» виднеются девятиэтажки.

Заблудиться Виталик не мог. Два года подряд изо дня в день он ходил по этой дороге на работу и с работы. Но сейчас квартал был другим. Чужим, незнакомым.

Виталик стал искать дом с нужным номером. Он прошёл через квартал несколько раз в разных направлениях, однако дома с таким номером не было. Вообще.

Совершенно ошалевший, Виталик побежал домой, с ужасом думая о том, что там будет то же самое. В смысле дом тоже мистическим образом исчезнет.

Но нет, вот знакомая цифра девять на стене. Только вроде бы она была нарисована коричневой краской, а теперь синей… Виталик вихрем взлетел вверх по лестнице и остановился перед дверью. Она была на месте, такая же незнакомая и неприступная. Виталик выругался и несколько раз ударил по ней ногой.

Из квартиры напротив осторожно выглянула женщина. Не та, которая была раньше.

— Вы к кому? — спросила она.

— Я тут живу! — выпалил Виталик и снова ударил по двери.

— Прекратите сейчас же! Я милицию вызову! — взвизгнула женщина.

— Я домой не могу попасть! — закричал Виталик. — Вы понимаете?!

— Наркоман! — женщина прикрыла дверь, так, что осталась только небольшая щель. — Обкурятся и творят чёрт знает что! В этой квартире лет десять никто не живёт!

— Я тут живу! Мы!.. Мы три дня как переехали!

— Что ты звездишь?! — высунув голову, выкрикнула женщина. — Я тут всех знаю, а тебя вижу первый раз!

— Я вас тоже! — огрызнулся Виталик. — Вчера тут вместо вас другая женщина была.

— Точно наркоман! — закатила глаза женщина. — Я тут одна живу, со дня как этот дом сдали!..

— Послушайте!.. — Виталик шагнул к ней.

— Не подходи! — истерически заверещала женщина и захлопнула дверь. И уже из-за двери крикнула: — Я милицию вызываю!

— Вызывайте, — обречённо махнул рукой Виталик и снова побрёл вниз.

У подъезда он сел на скамейку и обхватил голову руками. Что происходит? Может быть, он сошёл с ума?

В голову полезли разные фантастические и совершенно невероятные мысли — о людях, провалившихся в прошлое или в другое измерение.

— Который час, не подскажете? — спросил он проходившего мимо мужчину.

— Без пяти пять, — ответил тот.

— А число сегодня какое?

Мужчина удивлённо приподнял брови, но всё-таки ответил:

— Пятое июля.

Пятое… Так и вчера было пятое… День сурка?

— А год какой?

Мужчина назвал год и заспешил прочь. Пару раз он оглянулся, явно будучи уверен, что с молодым человеком не всё в порядке.

— Всё хорошо… — забормотал себе под нос Виталик. — Всё хорошо… Наверняка вчера было четвёртое, я перепутал…

Он снова сжал руками голову и попытался восстановить в памяти события последних двух дней.

— Я пошёл подключать антенну… — Виталик говорил вслух. — Всё сделал… Потом были голуби… Нет, сначала я курил, а потом голуби… Потом кто-то закрыл люк…

Внезапно он решил, что нужно пойти на крышу. Раз всё началось с крыши, значит там и нужно искать ответ.

Виталик поднялся на пятый этаж. Люк открыт. Он взобрался по лестнице наверх, осмотрелся. Антенна на месте, и провод подключён. А вот и инструменты, которые он забыл вчера.

Виталик сел, поискал в кармане сигареты, закурил. От табачного дыма его затошнило. Ещё бы, ведь он уже сутки голодный!

Скомкав недокуренную сигарету, Виталик бросил её вниз, поднялся и пошёл к люку.

Он был закрыт.

Виталик дико захохотал.

— День сурка! — закричал он. — День сурка!

Испуганные голуби захлопали крыльями и рванули в разные стороны.

— День сурка! — орал Виталик.

Он отчаянно заметался по крыше, перегнулся через ограждение, снова захохотал и полетел вниз. Сидевшие на скамейке старушки испуганно завопили…

…Лицо следователя было уставшим. Даже, можно сказать, измождённым. И неудивительно — две недели без выходных, а тут три квартирные кражи, два мордобоя, две пьяных семейных ссоры с поножовщиной за один день. А теперь ещё и это…

— Оксана Викторовна, — глядя на заплаканную молодую женщину, заговорил он, — вы давно его видели?

— Утром видела… — всхлипывая, ответила та. — Когда уходила… А потом с работы пришла, в половине шестого, а тут…

— Ваш муж наркотиками, алкоголем не злоупотреблял?

— Да какие наркотики! — женщина вздохнула. — У него кроме этого, никаких других наркотиков не было…

Она кивнула в сторону всё ещё включенного компьютера.

— Суицидальные группы в соцсетях ваш муж не посещал?

— Да что вы!.. Он только в танки…

— Ясно, — вздохнул следователь.

Он подошёл к окну и посмотрел вниз. Тело в шлёпанцах и рваной мастерке уже погрузили в «скорую». Место, где оно до этого лежало, было обведено мелом.

— Ну вы если вспомните какие-то обстоятельства, позвоните, — сказал следователь и пошёл к выходу. Серая металлическая дверь мягко закрылась за его спиной.

Он вышел из подъезда. Вечерело. Бабки на скамейке, живо обсуждавшие случившееся, притихли и неотрывно пялились на следователя. Он быстро прошёл мимо них и сел в милицейский «УАЗик».

— Ну что? — спросил сидевший за рулём молоденький лейтенант.

— Что? — следователь положил на колени папку с протоколами. — Всё. Скорее всего несчастный случай. Полез подключать антенну, сорвался, упал. Если экспертиза покажет наличие в крови алкоголя или наркосодержащих препаратов, то дело можно сразу закрывать.

— Тогда поехали?

Следователь посмотрел вверх, на окна пятиэтажки.

— Это четвёртый, — сказал он.

— Что? — не понял лейтенант.

— Четвёртый случай за последние два года. В этой квартире.

— И что, все с крыши падают?

— Ну приблизительно… — следователь провёл ладонью по глазам.

— Может, место проклятое? — предположил лейтенант. — Ну как в кино. Жила там какая-нибудь бабка, родственники её из-за этой квартиры подушкой задушили, а она всех перед смертью и прокляла? А?

— Давай без мистики, лейтенант! — сердито отрезал следователь. — Заводи, поехали!